О кружке старовера, и не только

Не так давно в Новгородском Центре культуры и искусств «Диалог» прошла фотовыставка «Старообрядчество Севера: традиции и современность». Она завершилась встречей-беседой с представителями Новгородской Поморской общины, где можно было задать вопросы о культуре старообрядчества. Отвечал на них и кандидат культурологии, старовер поморского согласия Илья Мельников.

В 2020 году будет отмечаться 400-летие со дня рождения идеолога русского старообрядчества протопопа Аввакума. Запланированы памятные акции и торжества. Так, осенью 2019 года под эгидой Новгородской старообрядческой Поморской общины при участии МГУ, музея антропологии и этнографии имени Петра Великого «Кунсткамера» пройдёт конференция, посвящённая истории староверия Севера-Запада. Повод устроить праздничные мероприятия есть и у самой общины, в этом году у неё юбилей — 30-летие с момента регистрации. 


— Илья, какой вопрос вам показался самым интересным?

— На выставке люди собрались на удивление подкованные. Один из вопросов касался нынешних взаимоотношений Русской православной церкви с Константинопольским патриархатом. Возник он не случайно, поскольку события XVII века, когда на Большом Московском соборе старообрядцев осудили, а Константинопольский Патриарх получил права распоряжаться делами русской Церкви, генетически связаны с нынешней «войной церквей». Надо понимать, что любой затяжной исторический конфликт, появившийся на религиозной или этнической основе, никуда не уходит. Он то скрывается, то проявляется. Мир разнообразен, и, к сожалению, люди не всегда могут жить в добром соседстве друг с другом.

— Известно, что старообрядческое движение не монолитно, в нём есть два основных направления: поповцы и беспоповцы. Какое из них получило большее распространение на территории нынешней Новгородской области?

— Старообрядцы Севера, Севера-Запада, в том числе новгородские, были в массе своей беспоповцами. В Новгородской губернии в середине XIX века проживало более 70 тысяч староверов, 98% из которых не признавали священства. Новгородская земля — это родина беспоповского федосеевского направления. Его предводитель Феодосий Васильев из Крестецкого Яма погиб за веру в Новгороде в начале XVIII века. Сейчас беспоповское согласие представлено Древлеправославной поморской церковью. Что касается поповского белокриницкого направления, то оно появилось значительно позже, в 40-х годах XIX века. Сейчас это — Русская православная старообрядческая церковь. На территории Новгородской губернии у неё были незначительные по численности общины. Они находились в Демянском, Маловишерском районах, а также в Валдае. Сегодня её костяк в Великом Новгороде составляют выходцы из Тверской области, Молдавии, Поволжья и так далее — с тех территорий, где поповцев было много.

— А откуда у вас интерес к культуре староверов?

— Я давно изучаю историю и культуру русских альтернативных религиозных направлений. Кроме того, некоторые мои предки были из бронницких ямщиков. А среди них старообрядчество было распространено весьма широко. Были времена, когда в Броннице (село в Новгородском районе. — Прим. автора) действовало три старообрядческих молельных дома.

— Если для вас эта тема так близка, то можете объяснить, почему староверы в деревнях до сих пор не разрешат выпить воды из своей кружки?

— Про кружку, кстати, часто спрашивают. Этот обычай идёт от древнего запрета вкушать пищу с иноверцами. И сложился он ещё в дониконовское, дораскольное время. Ещё святой Феодосий Печерский, основатель Киево-Печерской лавры, в XI веке писал о том, что православному человеку нельзя есть с одной посуды с представителями западной, латинской церкви.

— Между тем осадок-то останется от такого гостеприимства…

— Миф заключается в том, что попить или поесть не дадут. Старообрядцы и напоят, и накормят, но только из специальной посуды, которая не для старообрядцев. И происходит это не по причине брезгливости. Дело в том, что когда старообрядцы живут рядом с теми, у кого такой же язык, в принципе такая же культура, как у них, но религия разная, то чтобы им её сохранить, поддерживать, не раствориться в общей массе, необходимо соблюдать ряд основополагающих запретов. И запрет на кружку — один из них. Таким образом старообрядчество поддерживало свою идентичность. В обособлении старообрядцев помогало и само государство. Так, Пётр I ввёл для них особую форму одежды, в которой они выходили в город. И специальный знак, что они «раскольники», тоже на них должен был быть. В ХХ веке отличия между старообрядцами и представителями официальной церкви, которые были больше подвержены бытовой модернизации, стали проявляться более рельефно. Последние перестали носить традиционную русскую одежду, мужчины начали брить бороды, курить. А у старообрядцев до сих пор встречаются в быту архаичные детали: мужчины не бреют бороды, носят на себе пояс. Замужние женщины еще в послевоенное время предпочитали надевать тёмные одежды и платки, под которыми они скрывали две убранные косы — знак замужества.

— И всё же по внешним признакам сегодня сложно вычислить старовера.

— Это верно лишь отчасти. При этом у старообрядцев сохраняется особый менталитет. Он выражается в независимости от внешнего давления, самостоятельности, инициативности. Это свое-образные остатки новгородского веча. Старообрядческая община устроена таким образом, что дела решаются всем миром. Отчасти так случилось оттого, что старообрядцы долгое время были лишены централизованного управления — не было священников, а потому каждый член общины был готов взять на себя ответственность за сохранение веры. Например, грамотность у старообрядцев в XIX веке была выше, поскольку при отсутствии священников самим мужикам приходилось читать на богослужении. Присущи старообрядцам и закрытость, и любовь поспорить. Ещё историк Николай Костомаров писал о том, что старообрядец ничего не будет принимать на веру, ему прежде во всём надо разобраться своим разумом. Церковная среда в старообрядчестве отличалась демократичностью, как и дониконовская церковь. Священников в древней церкви и наставников у староверов всегда избирали, а не как в новообрядческой церкви, где их назначает вышестоящее начальство. К слову, новгородского архиепископа Иоанна (XII век), того самого, который, по легенде, летал в Иерусалим на бесе, новгородцы сами избрали на епископскую кафедру. Уже потом постфактум его в должности утвердила церковная власть.

— Почему в названии вашей организации есть слово «поморская»?

— В XVII веке против реформ Никона выступил Соловецкий монастырь, он выдержал восьмилетнюю осаду царских войск. Но обитель всё-таки была разорена, и оставшиеся в живых монахи разошлись по всему Северу, основали несколько скитов, в том числе Выговскую пустынь на бывших Новгородских землях, ныне это Республика Карелия. Устав пустынь позаимствовала у Соловецкого монастыря, расположенного на Белом море. Этот устав стал основным у староверов-беспоповцев. Отсюда и название «поморская».

— А сколько сейчас в общине людей?

— Точная статистика численности общины не ведётся. Но судя по количеству людей, записавшихся на исповедь, по всей Новгородской области насчитывается около двух тысяч старообрядцев. Они имеют старообрядческие корни. В общине много молодых людей, у которых просыпается интерес к культурной преемственности, к которым приходит понимание, что нужно продолжать традиции своих предков. В царские и советские годы старообрядцы не могли легализоваться, и только в годы перестройки в 1989 году в Новгороде у них появилась возможность зарегистрировать свою организацию. В Старой Руссе старообрядческая поморская община была зарегистрирована в 1985-м. В настоящее время в области действуют четыре зарегистрированные старообрядческие поморские общины — добавились Крестцы и село Городцы Волотовского района. В областном центре общине в пользование передан храм Рождества Богородицы XIV века на Молотковской улице.

— И всё же что осталось от старообрядчества, после того как по нему прошлись катком антирелигиозной политики?

— Старообрядчество сохранило исконно русские элементы культуры. Стоило бы сказать о знаменном пении, записанном крюками или знамёнами ещё до того, как в России начали пользоваться линейной нотацией. В старообрядческой среде неизменно на протяжении нескольких столетий на богослужении поют древние музыкальные произведения, некоторые из которых, например, сочинены игуменом Хутынского монастыря Маркеллом Безбородым еще в XVI веке. Помимо церковного пения в крестьянской среде старообрядцев пелись народные духовные стихи. В них описывалась жизнь подвижников, пересказывались сюжеты Писания, велось повествование о создании мира и его последних днях. До XX века пение духовных стихов не было отличительной конфессиональной чертой. В России их пели нищие-«калики», ходившие за милостыней, странники, а также представители «низших» сословий. Однако начиная со второй половины столетия эта традиция устойчиво сохранялась в основном в среде старообрядцев. В Новгородской области духовные стихи в дни Великого поста заменяли мирские песни, которые петь во время поста считалось грехом.

— Вы планируете написать книгу на основе своих исследований старообрядческих традиций?

— На основе архивных данных и полевых записей, сделанных в экспедициях, у меня уже вышла книга, посвящённая старообрядчеству Приильменья. Готовлю монографию по бывшему Устюженскому уезду — ныне Пестовский район. В перспективе хочу подготовить книгу по всем районам региона, в которой доступно была бы описана история старообрядческих общин Новгородской области. Дело в том, что в архивах сохранилось огромное количество документов об их деятельности, которые не достаточно хорошо изучены.


Источник: «Новгородские ведомости»