Печора древлеправославная

Печора древлеправославная

Старообрядческая община Древлеправославной Поморской Церкви города Печоры Республики Коми вот уже несколько лет строит молельный дом во имя Всех святых. Возводят Божий дом печорские поморцы в городе, история возникновения которого  связана с исправительно-трудовыми лагерями и спецпоселками. А многие предки нынешних печорских старообрядцев прошли сеть сталинских лагерей. Очень важно, чтобы и на многострадальной Печорской земле звучала о них молитва. Но в настоящее время работы по строительству молельного дома из-за нехватки средств продвигаются очень медленно. Требуется еще вложить как минимум 400 тысяч рублей, прежде чем старообрядческий молельный дом откроет свои двери для прихожан.

Печорский ГУЛАГ

Печора — четвертый по величине город Республики Коми. Его история связана с Северо-Печорской железной дорогой, построенной ГУЛАГом. В 1938 году на берегу реки Печора появился первый лагпункт строителей железной дороги, с которого берет начало будущий город Печора. Годом основания Печоры считается 1949, тогда несколько рабочих поселков были объединены в город. В 1950 году здесь находился центр Печорлага. Лагерным центром Печора была до 1959 года [1].

Бывшее управление Печорлага, а ныне школа №49

В городе до сих пор сохранились здания времен ГУЛАГа. Так, в бывшем управлении Печорлага сегодня располагается школа № 49. В учебном заведении можно еще увидеть  уникальные фризы в технике гипсового литья с изображением строительства северного участка железной дороги. Они служили украшением конференц-зала, находившегося рядом с кабинетом начальника лагеря А.И. Боровицкого [2].

В школе №49 сохранились уникальные фризы времён ГУЛАГа

Недалеко от школы № 49 находится Дворец культуры железнодорожников, построенный руками заключенных. В труппу входили более 140 артистов-заключенных, до ареста работавших в ведущих театрах страны [3].

Дворец культуры железнодорожников, построенный заключёнными

Мемориальная доска на здании Дворца культуры железнодорожников

В железнодорожной части города можно еще увидеть руины бывшего следственного изолятора узников Печорлага, совершивших преступление, уже находясь в лагере [4].

Бывший следственный изолятор заключённых Печорлага

Многие старообрядцы Крайнего Севера прошли лагеря Коми. Среди них известный наставник старообрядчества на Средней Печоре Самоил Андреевич Мамонтов, связист царской армии, участник гражданской войны Иван Гаврилович Логинов, после лагеря поселившийся в деревне Припечорья Медвежской. Репрессиям подвергся и купец, старовер из села Росвинское Усть-Цилемского района Коми Андрей Макарович Тиранов, знаменитый тем, что за свой счет установил в родном селе телеграфные столбы и содержал магазины, пекарню и почту. Потомки старообрядцев тех суровых лет уже в наши дни создали в Печоре общину поморцев.

К истории создания общины

Датой своего основания община печорских поморцев считает 2012 год. Тогда на встречу со старообрядцами Печорской земли приехал один из главных наставников Московской поморской общины — Василий Нечаев. Пообщаться с Василием Федотовичем пришли  27 старообрядцев.

Старообрядцы города Печоры

—  Василий Федотович даже удивился, что в Печоре так много староверов живет,  — рассказывает активист печорских поморцев Порфирий Ефимович Осташов. — Трижды московский наставник приезжал еще в Печору — зимой и два раза летом — и каждый раз убеждал  нас объединяться в общину и строить молельный дом.

Порфирий Асташов и Наталья Тырина на службе

 — Вот, с 2012 года мы стали искать старообрядцев  не только в городе, но и в деревнях Припечорья и приглашать на совместные богослужения, — сообщила член печорской общины Наталья Тырина.

Но устав печорской общины, представленный на рассмотрение общине Древлеправославной Поморской церкви города Москвы, утвержден не был. И тогда печорские старообрядцы написали коллективное письмо настоятелю поморской общины села Усть-Цильма Алексею Григорьевичу Носову с просьбой взять их под свою опеку. Так собрание печорских поморцев стало филиалом старообрядческой общины села Усть-Цильма. Несколько раз в год наставник усть-цилемских поморцев Алексей  Носов приезжает в Печору для совершения таинств крещения, исповеди, проведения служб. Тогда к нему на исповедь приезжают старообрядцы деревень Медвежская, Аранец, Конецбор.

Порфирий Осташов и Наталья Тырина ведут службу

В  отсутствие Алексея Григорьевича служить в Печоре благословлено Порфирию Ефимовичу Осташову.

Службы на дому и временная моленная

Одно из мест, где собирается община печорских поморцев на молитву, — небольшая и уютная квартира Порфирия Осташова. Здесь службы Порфирий Ефимович иногда совершает, когда не с кем оставить супругу-инвалида, за которой он ухаживает уже 17 лет.

Служба в квартире Порфирия Ефимовича

Хотя в большой комнате есть и домашний иконостас и стоит аналой, но понятно, что много человек здесь не соберется. В день своего посещения я увидела на службе только восемь женщин. Но, по словам прихожанок, иногда домашнюю службу посещают до 15 человек.

Домашний иконостас Порфирия Ефимовича

Всей необходимой богослужебной литературой печорских поморцев снабдил Василий Нечаев. Показал Порфирий Ефимович подаренные Василием Федотовичем Евангелие и Цветную Триодь, так как встреча наша проходила незадолго до праздника  Пасхи.

Порфирий Осташов показывает книгу своего прадеда Андрея Макаровича Тиранова

—  С вечера я, как правило, готовлюсь к службе, — рассказывает Порфирий Ефимович. —  Ищу кондак и тропарь или канон святому, празднование которому установлено в день проведения богослужения. В 9 часов мы обычно службу начинаем, и продолжается она приблизительно 1,5 часа. Сейчас Наталья Васильевна мне помогает вести службу, а раньше я один все делал и очень уставал.

Активист печорской общины поморцев Наталья Тырина нынешней осенью прошла обучение чтению по-церковнославянски и уставу на двухнедельных духовных курсах церковнослужителей в Невской обители в Санкт-Петербурге.

Наталья Тырина с преподавателями и участниками духовных курсов в Невской обители

Помогает в проведении службы, в основном поет в хоре, и староста общины печорских поморцев Лидия Кононова.

Порфирий Осташов и Лидия Кононова

Дома у меня уже заведено как правило — каждый день 1 час посвящать чтению текстов на старославянском языке, — призналась Лидия Васильевна.

На большие праздники община печорских поморцев собирается во временной моленной, под которую  индивидуальный предприниматель Лидия Кононова переоборудовала один из своих магазинов — здание постройки 1999-2000 года. Располагается  оно в железнодорожной части города, прямо на остановке автобуса «Дом культуры железнодорожников».

В молельной города Печоры, переоборудованной из магазина

По словам Лидии Васильевны, в качестве моленной здание используется уже три года. Побывав здесь, я увидела светлое и просторное помещение, а из мебели  —  удобные скамейки и мягкий диван. Есть где отдохнуть членам общины после службы, пообщаться друг с другом и даже  попить чаю. На небольшом столике выложены на продажу свечи и книги, которые Лидия Васильевна закупает и привозит из Москвы.

Молельная города Печоры не лишена уюта

В молельной можно приобрести книги

Книг у нас было гораздо больше, — объясняет Лидия Васильевна, — все раскупили.

А какая литература пользуется спросом у старообрядцев вашей общины? — интересуюсь у своей собеседницы.

Много канонников и книг «Псалтырь» продали, — подводит итог Лидия Кононова.

Тем не менее и здесь, во временной моленной, тоже немного собирается людей на службы.

Мы не афишируем эту моленную, потому что это все-таки бывший магазин. Да многие и сами не идут сюда, объясняя тем, что вот когда мы построим молельный дом, тогда они и будут ходить… Хотя, если бы  нашу моленную  посещало больше людей, нам легче было бы это здание содержать, — объясняет Лидия Васильевна. — Его аренда — 30 тысяч рублей в год  —  это для нашей малочисленной общины большие деньги.

Молельный дом на болоте

Дорога к молельному дому

Вместе с Лидией Васильевной мы побывали и на месте строительства  молельного дома печорских поморцев. Признаюсь честно, место, выбранное для строительства Божьего дома, меня неприятно удивило —  болотистая почва и среди разрушенных и полуразрушенных бараков. По адресу: Северный переулок, 15, уже возвышался сруб будущего молельного дома.

Разруха рядом с молельным домом

Разрушенные бараки рядом с молельным домом

Сруб нам сделали и доставили из Корткеросского района Республики Коми, — продолжаем беседовать с Лидией Кононовой. — У нас еще будет 3х4 пристройка к нему и  из села Усть-Цильма нам привезут луковицу.

Будущий молельный дом старообрядцев города Печоры

А как так получилось, что вы на болоте стали строиться? — не могу не поинтересоваться у своей собеседницы.

Нам здесь в итоге администрация города выделила участок. Но сначала нам вообще не хотели давать землю под строительство. Четыре года ушло только на то, чтобы выбить место для будущего молельного дома. Потом долго шел процесс выбора участка. Мы пытались найти его сначала в речной части, где проживает большая часть нашей общины. Но в администрации города нам объясняли, что на выбранных нами участках строиться нельзя. Потом нам предложили землю на улице Московской, но место это тоже оказалось на болоте, и проведению служб здесь мешал шум поездов. Остановились в конце концов на этом участке из-за того, что здесь по крайней мере тихо, — рассказывает неутешительную историю будущего молельного дома Лидия Васильевна. — Обязательно надо будет делать стоки грунтовых вод в разных зонах участка  и забор. К работе по внутренней отделке, конечно, будем привлекать членов общины. Окна и двери Порфирий Ефимович установил вместе со своими родными.

Лидия Кононова у молельного дома

Хотя средств у общины на строительство особо нет, кроме собственных пенсий, однако  медленно, но работа все-таки идет.

Большую помощь в строительстве молельного дома в Печоре нам оказали  московские старообрядцы, которые просили не указывать их имен, — прояснил ситуацию Порфирий Ефимович.

Но все же имя одного благотворителя мои герои назвали:

Василий Федотович Нечаев нам дважды со своей пенсии по 30 тысяч рублей высылал на строительство нашего молельного дома, — рассказал Порфирий Осташов.

Но нам еще как минимум 400 тысяч рублей нужно, чтобы завершить работы и начать богослужения, — объясняет Лидия Кононова. — Я как предприниматель уже все подсчитала…

Лидия Васильевна

Предприниматель Лидия Кононова

Все время моего знакомства с жизнью печорской старообрядческой общины ее староста Лидия Кононова меня сопровождала везде. Лидия Васильевна всегда находила время для встречи, несмотря на большую загруженность на работе. У нее свой магазин одежды, посещая который люди также узнают о строительстве в Печоре молельного дома. Надпись на одном из стеллажей с детскими игрушками так и гласит: «Выручка от продажи игр и игрушек пойдет на строительство древлеправославной церкви в г. Печора» (пер. Северный, дом 15). Внесите свой вклад в благое дело».

Объявление в магазине

Лидия Васильевна, а как вы оказались на Крайнем Севере? — поинтересовалась я.

Корни наши с Нижнего Новгорода. Предки мои, когда раскол произошел, бежали на Урал и поселились сначала в деревне Савинобор, ныне это Вуктыльский район Республики Коми. Но когда здесь построили никонианский храм и староверов стали принуждать его посещать, тогда мой прадед Алексей Ильич Денисов со своими родными перебрался в деревню Конецбор (ныне Печорский район Коми). Конецбор тогда был наполнен староверами, которые бежали сюда со всей России.

Марфа Васильевна Денисова — бабушка Лидии Кононовой

Из  родных особенно я запомнила свою бабушку по отцовской линии — Марфу Васильевну Денисову. Когда бабушку парализовало, мне приходилось за ней ухаживать, пока мама была на работе. Поэтому я много времени проводила с бабушкой. Это давалось мне непросто, ведь я была озорной и непоседливой девочкой, и бабушка из-за этого часто расстраивалась, — ведет Лидия Васильевна свой неторопливый рассказ.

Однако заставить посидеть спокойно неугомонную внучку все же удавалось. У Марфы Васильевны часто собирались дома староверы из близлежащих сел и деревень и рассказывали удивительные истории из своей жизни.

А мне маленькой куда деваться? Вот и приходилось с ними быть и слушать о том, как приходилось нашим староверам на Урал то белых, то красных возить.

Петр Михайлович Денисов (в центре)

Супруг Марфы Васильевны и дедушка Лидии Васильевны, Петр Михайлович, даже поплатился за это жизнью. Дело в том, что Петр Михайлович ходил на охоту далеко на Урал и отлично знал все охотничьи тропы. Поэтому в гражданскую войну белые обратились к нему за помощью как к проводнику. Выбора у него не было: угрозы белых спалить деревню или убить семью вынудили его провести белых к нужному им месту. Впоследствии он за это подвергся репрессиям. Пока его сын, Василий Петрович, был активным комсомольцем, Петра Михайловича не трогали. Но когда Василия Петровича призвали в армию (в г. Архангельск),  в 1942 году Петра Михайловича посадили и расстреляли[5].

Сведения о других своих предках из родов Денисовых-Кононовых Лидия Васильевна вместе со своими родственниками отыскала в архивах.

Нам  удалось восстановить биографии наших родных, начиная с 1780 года! И работа по изучению истории своего рода продолжается, — делится моя собеседница.

Рассказы о родных, подготовленные Лидией Васильевной, вошли в краеведческие сборники «Моя родина — Конецбор» и «Конецбор: история и современность», составителями которых являются сотрудники Печорской центральной библиотечной системы.  

О других членах общины

Подробнее с другими старообрядцами города Печоры я познакомилась, несколько раз побывав в гостях у Порфирия Осташова. Их краткие, но такие поучительные жизненные истории запали мне в душу.

Так, Мария Фоминична Лобова из деревни Аранец Печорского района рассказала, что в духовном плане она пошла по стопам своей мамы.

Моя мама очень строгая была, — рассказывает Мария Фоминична. — И с детства научила нас, как верить и в Кого верить. И мамины уроки не забылись!

Благодаря своей глубоко верующей бабушке была крещена в старую веру и Ольга Капранова, которая переехала жить в Печору из Усть-Цилемского района.

Я, можно сказать, под молитвы своей бабушки, Евдокии Тимофеевны Чупровой, и росла, — вспоминает Ольга Прокопьевна. — Но когда за мою веру меня учительница стала высмеивать перед всем классом, бабушка сказала, что мы свою веру теперь не будем показывать. Потом взрослая жизнь — учеба, замужество, рождение детей, переезды — внесла свои коррективы и в жизнь моей собеседницы:

Но охлаждения к вере не было, — продолжаем беседовать с Ольгой Прокопьевной, — с  Богом в сердце жила всегда, просто не все исполняла. К 30 годам, когда стали подрастать дети и возникла необходимость за них молиться, я вернулась к вере своих предков.

Особенно интересно мне было пообщаться с потомками известных наставников старообрядчества. Среди них Валентина Мелико с Пижмы. Ее дедушка был известный пижемский  наставник старообрядчества, владелец крупной библиотеки рукописных и старопечатных книг из деревни Скитской, образовавшейся на месте Великопоженского скита, Исидор Нилович Антонов.

Исидор Нилович Антонов

А вот я и октябренком, и пионером была, и в комсомол вступала, и посещала никонианские храмы, — признается внучка Исидора Ниловича Валентина Ермолаевна. — Но осознанно пришла к вере своих предков, когда появились дети…

Как выяснилось, дети некоторых членов печорской старообрядческой общины хотя и крещены в старую веру, но страха Божьего не имеют, службы не посещают, молитвенное правило не творят.

Но мы живем надеждой, что и они придут к вере наших предков, — признается Галина Александровна Бауер из деревни Аранец.

Такие проблемы с нашими детьми возникли из-за того, что мы жили в советское время и все советское приняли, — считает Лидия Васильевна.

Просто наши дети слишком хорошо жили, у них все было, они ни в чем никогда не нуждались. Их жизнь не сравнить с нашей, полной лишений и забот. Но чтобы мы когда-нибудь матери или отцу слово поперек сказали — такого не помню даже, — в сердцах восклицает Порфирий Ефимович.

Порфирий Ефимович, а расскажите про себя, — прошу я.

Порфирий Ефимович

Староверами у нас все были, ведь мы родом из одного из оплотов старой веры — Усть-Цилемского района Коми. Я в 1945 году родился, и меня родители  крестили в старую веру, — начинаем беседовать с Порфирием Осташовым.

А для продолжения своего рассказа Порфирий Ефимович приглашает меня совершить небольшое путешествие по своей квартире как по музею. И начинает знакомство с его экспонатами со своей медали участника Четвертого Собора, посвященного столетию Второго Всероссийского Собора христиан-поморцев, который состоялся в Санкт-Петербурге в мае 2012 года.

Порфирий Ефимович показывает медаль Четвертого собора христиан-поморцев

Все, больше возможности выехать куда-либо по делам нашей общины у меня нет по семейным обстоятельствам, — а так бы хотелось тоже поучиться, да в каком-нибудь древлеправославном храме три месяца послужить… А так, даже чтению по-церковнославянски мне пришлось учиться по самоучителю, — вздыхает мой собеседник и далее продолжает свою экскурсию по домашнему музею.

Личного кабинета у Порфирия Ефимовича нет, вернее, он делит его со своей православной супругой. Но у Порфирия Ефимовича здесь есть свой угол — с семейными реликвиями, старинными иконами и книгами.

Так, можно увидеть в коллекции  Порфирия Осташова книгу, которая принадлежала еще его прадеду, Андрею Макаровичу Тиранову.

Дедка Макарович, как у нас его звали, был раскулачен, репрессирован, потом умер в деревне Медвежке Усть-Цилемского района. Представляете, он на собственные средства провел в родное село телеграфную линию. Для этого он дважды ездил в Москву, чтобы добиться разрешения, и в итоге его получил! После него осталась огромная библиотека, которая перешла моему отцу, Ефиму Ивановичу, — продолжаем беседовать с Порфирием Ефимовичем. — А отец имел обыкновения читать книги и делать напротив особенно поразившей его фразы пометочки. Особенно их много в книгах «Псалтырь» и «Зонаръ». Так, где-то отцовской рукой даже написано: «Разумей!» — словно он для нас, своих детей, оставлял такие «послания». Я когда первый раз открыл и прочел книгу «Зонаръ», мне страшно стало от того, как мы живем и что нас ждет. Много отцовских книг сегодня хранится в молельном доме села Усть-Цильма, где поминают моих родителей.  

От отца и мамы еще мне достались иконы Спаса и Богородицы и фрагмент складеня, который наши родители разделили между нами, своими детьми.

Родители Порфирия Ефимовича Осташова

А как вам удалось сохранить веру родителей и своих предков во времена, когда не было наставников и молельных домов? — интересуюсь я.

То, что в детстве было заложено, оно ведь остается, — объясняет Порфирий Ефимович.  — Про своего глубоко верующего отца я уже немного рассказал вам, а вот матушка моя, Феодосия Степановна Осташова (в девичестве Носова), Царство ей Небесное, хотя особо и не молилась, но была очень праведной, женщиной строгих правил. Родом она из деревни  Карпушевка Усть-Цилемского района. Из своего детства я запомнил такой эпизод. Учился я тогда в 7 классе, помню, забегался я на улице допоздна. Прихожу домой, а мама сидит с ремешком и терпеливо ждет меня: «Вот я тебя настегаю сейчас, из-за того что не идешь домой, а я спать не могу».

Но при этом я грубого слова никогда не слышал от матери, такая она выдержанная была. Никогда она на детей и не повышала голоса… Похоронена мама в деревне Медвежке Усть-Цилемского района Коми. Один раз в год, летом, я езжу туда на неделю. Останавливаюсь в небольшом отцовском доме и на могиле родных читаю заупокойную литию, потом еду к сестре в следующую деревню, у нее гощу 1-2 дня и обратно возвращаюсь. Вот и весь мой отпуск, — вздыхает Порфирий Ефимович.

Признался мой собеседник и в том, что сегодня жалеет, что не всегда слушал исполненных мудрости и жизненного опыта советов родителей.

Отец всегда нам, своим сыновьям, говорил, что супругу надо выбирать своей веры. А для меня это по молодости не имело значения. Сейчас я и на своем личном опыте и на примере своих знакомых убедился, что, когда создаются смешанные браки, обязательно впоследствии возникают и серьезные проблемы: то один из супругов рано умирает, то, как в нашем случае, его поражает неизлечимая болезнь, — рассказывает историю своей супруги Порфирий Ефимович.

Долгая жизнь без хозяйки и помощницы в доме научила Порфирия Ефимовича все делать самому.

Я обратила внимание на то, что все подоконники  его квартиры и даже балкон превращены в …огород, на котором с большой заботой, любовью и вниманием  Порфирий Ефимович выращивает сладкие перцы и томаты.

Огород на подоконнике

У меня 20 с лишним кустов посажено сладкого перца и девять кустов помидоров в этом году только дома, — оживленно рассказывает мой собеседник. — Я дома урожай перца снимаю до 120 штук! А сейчас еще в пяти километрах от дома у меня есть и дача. Поэтому на столе все угощение у меня свое, кроме белокочанной капусты.

Порфирий Ефимович и его огород на подоконнике

А на десерт Порфирий Ефимович предлагает сваренное им варенье. За чаем наша беседа продолжается о том, что считает на сегодняшний день Порфирий Ефимович самым главным.

Сейчас мне 73 года, и я единственный мужчина в нашей общине. Но работы еще так много, а сил у нас уже нет. Сейчас бы нам в помощь разбудить детей староверов. Но многие из них посещают нестарообрядческие храмы, полагая, что Бог один. Потому что у нас нет опытных наставников и молельных домов в нужном количестве, — с грустью отмечает мой собеседник.

Однако история, рассказанная активисткой общины печорских старообрядцев Натальей Тыриной, искренне порадовала моих героев и вселила в их сердца надежду.

Наталья Васильевна

Наталья Васильевна примкнула к общине печорских поморцев в 2015 году.

Хотя я и была на первом собрании общины, но тогда участвовать в ее жизни у меня не было возможности, — начинаем беседовать с Натальей Тыриной.

Но после выхода на пенсию для Натальи Васильевны началась другая, важная для старообрядческой общины города Печоры часть ее жизни.

 А Порфирий Ефимович считает, что Бог посылает нужных для общины людей в это непростое для печорских поморцев время.

Сейчас я занимаюсь нуждами нашей общины, изучением своей родословной и  воспитанием семи внуков, — кратко характеризует новый этап своей жизни Наталья Васильевна.

Наталья Тырина на духовных курсах в Невской обители

Я уже рассказывала выше, что Наталья Васильевна прошла обучение на духовных курсах, состоявшихся в Невской обители Санкт-Петербурга, и теперь помогает Порфирию Ефимовичу во время службы. Но она также успела уже принять участие в региональном этапе всероссийского чемпионата по компьютерному многоборью среди пенсионеров. Так что Наталья Тырина хорошо владеет навыками работы в Интернете, активно общается со староверами в соцсетях, читает с удовольствием статьи сайта «Русская вера» и с их содержанием знакомит других членов общины.

Свободное от участия в конкурсах, служб время Наталья Васильевна посвящает изучению своей родословной в архивах Республики Коми и города Архангельска.  

Сведения о предках-старообрядцах из рода Пастуховых мне удалось отыскать, начиная с 1630 года, — поделилась радостной новостью моя собеседница.

Эта работа по сбору сведений о родственниках-староверах привела к тому, что два сына и дочь Натальи Васильевны, которые в отсутствие старообрядческих наставников были крещены в православном храме, пожелали перейти в старообрядчество…

Дети так и сказали мне: «Придёт время и всё наладится, как положено в нашем роду», — делится Наталья Тырина.

Эта история возвращения детей староверов к своим истокам через изучение родословных  показалась мне настолько интересной, что мы договорились с Натальей Васильевной встретиться еще раз у нее дома, в поселке Луговом Печорского района.

Вот такие люди с уникальными судьбами и своими удивительными историями сохранения старой веры составляют сегодня оплот старообрядчества в небольшом северном городе, что стоит на величественной реке Печоре.

 Помочь им в богоугодном деле строительства молельного дома можно, перечислив деньги на карту Сбербанка: 2202  2004  0017  9022. В сообщениях указывайте, пожалуйста: на строительство молельного дома.


Источник: ruvera.ru
Автор: Наталья Прокофьева
Фото автора, из архивов Натальи Тыриной, Лидии Кононовой и сайта http://openedu.syktsu.ru/


[1] Афанасьева Т.Г., Азаров О. И. Память о ГУЛАГе: Печора. Сыктывкар, 2014. С. 3.
[2] Там же. С. 15.
[3] Там же. С. 16.
[4] Там же. С. 13.
[5] Казакова С.А., Чубарук В.Ю., Шелкоплясова А.К.  Конецбор: история и современность.  Печора, 2011. С. 268.

Метки: ,