Павел Варунин: «У нас практически нет своей детской литературы»

14 марта 2019 года из Эстонии прилетела радостная весть: победителем литературной премии Капитала культуры стал Павел Григорьевич Варунин, как автор пишущий на русском языке. Литературная премия присуждена за произведение «Славка и страна Древлесловия», которое является сказкой-азбукой адресованной подрастающему поколению, начинающему познавать основы церковно-славянской грамоты.

П.Г. Варунин
П.Г. Варунин

Павел Григорьевич Варунин, председатель Союза Староверческих приходов Эстонии, как детский писатель известен с 2013 года, когда вышла в свет первая его книга «Ряпуша», но широкая общественность знала П.Г. Варунина и ранее как резчика по дереву, художника, организатора летних детских староверческих дней.

Павел Григорьевич является разносторонней и незаурядной личностью, глядя на которого вспоминается Евангельская притча о десяти талантах, когда имеющий пять талантов приобретает еще пять, а имеющий один и тот закапывает: «Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет». Таким образом, Павел Григорьевич, следуя Евангельской заповеди, приумножает свои таланты и никто не знает сколько еще скрытых от любопытных глаз дарований он имеет.

Редакция сайта «Староверы-поморцы г. Саратова» поздравляет Павла Григорьевича Варунина с заслуженной наградой, желает новых творческих успехов и всего самого доброго!

Павел Григорьевич Варунин родился в 1961 году в Эстонском городе Тарту. Крещен в храме Красногорской (г.Калласте) общины. В 1996 году создал Общество культуры и развития староверов Эстонии. В 1998 году избран председателем Союза старообрядческих приходов Эстонии. В 2008 году награжден орденом Белой Звезды V класса, высшей наградой Эстонской Республики. Организатор Международных Летних детских староверческих дней. Издатель книг по историческому и культурному наследию староверов Эстонии. Автор книг «Ряпуша», «Белое Причудье», «Луководье», «Славка и страна Древлесловия», «Лествица», адресованных подрастающему поколению. Постоянный участник Международных Заволокинских чтений.

– Павел Григорьевич, в январе 2013 года вышла в свет причудская сказка «Ряпуша» и Вы стали известны как детский писатель. В последующем было написано продолжение сказки «Ряпуша» — «Белое Причудье», а так же еще несколько книг для детей «Луководье», «Славка и страна Древлесловия», «Лествица». Расскажите Павел Григорьевич как Вы стали писателем?

– Писателем с большой буквы Писатель, я себя не считаю. Скорее это попытка письменным и печатным словом ответить или решить, какие-то проблемы староверской общины. Так, сказки про Ряпушу – это была попытка создать альтернативу нарастающему «сакральному» туризму в Причудье, где главным объектом посещений становился староверский храм. Думаю, что отчасти и во многом это сработало. На сегодняшний день туристическим «магнитом» при посещении деревень староверов стал Дом Ряпуши (Гостевой центр Причудья). Теперь в нем турист может познакомиться с бытовавшими у местных староверов ремеслами и самому, что-то сделать (набойка по ткани), попробовать пирожки с луком и чаем, купить, какие-то сувениры. Дом сказочного персонажа Ряпуши для туристов интереснее, «вкуснее» и более привлекателен, чем музеи, выставки. Староверский храм перестал быть приоритетной целью туризма. Так же и со сказкой «Славка и страна Древлесловия». Прежде всего она задумывалась и создавалась для детей староверов, как учебное пособие. Но не в формате сухого учебника, а увлекательного путешествия по стране церковно-славянской азбуки. К сожалению, в этом вопросе существует громадная пропасть. У нас практически нет своей детской литературы и нет интересных с доступным простому пониманию учебников. Либо крайне лаконичные азбучки, либо учебники для высших учебных заведений с профессиональной терминологией.

– Вы всю жизнь живете в Эстонии, пишите на русском языке, литературную премию получили, как автор пишущий на русском языке. Что значит для Вас эта награда?

– Я не являюсь любителем просмотра спортивных передач, но выражаясь языком спортивных фанатов, я бы сказал, что «наши выиграли». В том смысле, что выиграла староверская община. Думаю, что в общественном мнении это тоже звучит, не как дали премию Варунину, а как «получили староверы».

– Сказки «Ряпуша» и «Белое Причудье» были переведены на эстонский язык. 

– Да, обе сказки были переведены на эстонский язык Петром Андреевичем Волконским. Прямым потомком князей Волконских, некогда проживавших в Эстонии.

– Летом, минувшего 2018 года, в Эстонии на берегах Чудского озера прошли, юбилейные 10-е международные детские дни староверов. Вы являетесь организатором и идейным вдохновителем детского лагеря. Расскажите, как появилась идея проведения летних детских дней староверов и какие цели, и задачи они преследовали?

– Идея лагеря, как, впрочем, и мои литературные приоритеты в виде создания детской литературы, основана прежде всего на той проблеме, которая всем очевидна. Кому, что и в каком виде наше поколение оставит и передаст всё то, что мы получили от своих родителей, дедушек-бабушек. Наши общины не столь многочисленны, и любой ребёнок воспитанной в любви и уважении к свои староверским корням становится потенциальным хранителем и преемником. Очень не хотелось бы, чтобы когда-то о староверских общинах за рубежом говорилось только в прошедшем времени.

– Сегодня, по прошествии десяти детских лагерей можно подвести промежуточные итоги. Каков результат?

– Полагаю, что результаты лагерей еще подводить рано. Думаю, что многие из детей, которые были в нашем лагере придут к тому, чему их учили, что им старались показать или рассказать, не сразу. Пройдет, какое-то время, когда они осознанно станут понимать свою идентичность и все данное им, когда-то в лагере в этом поможет.

– Проведение детского лагеря большой труд. Сам лагерь – это только видимая часть, которой предшествует подготовительный период. Что входит в подготовку к проведению летних детских дней? 

– Фактически подготовка к новому лагерю начинается сразу после завершения предыдущего. Во многом здесь рутинная и административно-хозяйственная работа. Иногда, какие-то «сюрпризы» могут возникнуть там, откуда не ждешь. Например, не смотря на 10-летний стаж лагерей нам в этом году пришлось делать все бюрократические согласования по-новому. Связано это с проведенной административной реформой в Эстонии в ходе которой изменились центры и границы волостей. Всяческие разрешения на проведение массовых мероприятий, условия и место питания детей, их проживание и многое другое пришлось оформлять и делать, как в первый раз.

– Даже самое незначительное мероприятие не возможно провести без денег. Кто финансирует проведение детских староверческих дней?

– Основная финансовая поддержка идет от Центра народной культуры при Министерстве культуры Эстонии и от Фонда интеграции. Иногда получается найти поддержку и от других организаций Эстонии. Как говорится, раз на раз не приходится, поэтому продолжительность и количество участников лагеря зависит от найденных средств на его проведение.

– Расскажите о коллективе обеспечивающим проведение международных староверческих дней?

– Говоря откровенно без помощи Рижской Поморской Богоявленской общины и без помощи Староверческого общества им. И.Н.Заволоко из Риги, проведения лагеря в Эстонии было бы под большим вопросом и довольно проблематичным. Весь основной костяк преподавателей и в том числе бессменный наставник и духовный руководитель лагеря А.Ф.Каратаев, это рижане, которые всегда откликаются на мою просьбу о помощи в проведении лагеря. За что я им всегда и безмерно благодарен.

– Детско-юношеский лагерь открывает второй десяток своей жизни. Каковы дальнейшие планы, что ждет детишек в 2019 году?

– Умолчу, так как не хочу лишать Ваш информационный ресурс, как всегда интересного материала по результату проведения.

– Во время подготовки к проведению первого детско-юношеского лагеря в 2009 году был впервые издан староверческий перекидной календарь на 2010 год оформленный Вами в стиле староверческого лубка. Хотя к этому времени Вы уже были известны как художник, работающий в стиле современного староверческого лубка, за минувшее десятилетие возрос интерес к Вашему творчеству, принеся широкую международную известность. Об этом свидетельствуют персональные выставки «Современный старообрядческий лубок» прошедшие в Латвии (Даугавпилс, Рига, Елгава), Литве (Жемейлис), Эстонии (Таллин, Тарту), России (Боровск, Ставрополь). Павел Григорьевич, почему лубок? Чем привлекает Вас это направление искусства?

– Прежде всего тем, что, видя лубок ни у кого не возникает вопроса к чьей культуре относится этот жанр и автор. Более наглядного проявления принадлежности к русской народной культуре из всех видов изобразительного искусства трудно, что либо ещё найти.

– Когда Вы начали рисовать? Где была опубликована первая работа?

– Рисовать начал ещё в детстве, сколько себя помню. Как понимаю, родители довольно рано поняли, что лучший способ «нейтрализовать» и занять ребёнка, дать неограниченное количество бумаги и карандаши.

– Где Вы берете сюжеты, образы и прототипы своих лубков?

– Практически все сюжеты и образы основаны на фольклоре, быте местных староверов, на каких-то наших суевериях и комичных моментах. Мне нравится «народное православие» своей чистой наивностью и добротой трактовки, каких-то сложных в понимании богословских утверждений. Многие изображенные персонажи тоже имеют свои прототипы из числа лично знакомых мне людей.

– Павел Григорьевич, Вы по мере своих сил и возможностей пытаетесь восстановить почти забытую традицию резной иконы в Древлеправославной Поморской Церкви. В наших храмах очень редко можно увидеть резные образы и то преимущественно в Эстонии и Вашей работы. Соответственно многие не знают о резной иконе в Древлеправославии. Расскажите поподробнее о резной иконе, ее традиции в Православной (до раскольной) церкви, отношении к ней староверов в послераскольное время и почему она не распространена в наши дни.

– Это действительно очень странно, что иногда в среде староверов можно встретить рассуждения о недопустимости резной иконы, ее нетрадиционности или заимствовании из католицизма. Основа этих заблуждений идет из новообрядческой церкви и почему-то прижилось в староверии. Как правило, аргументацией служат какие-то «мифические» запреты и недопустимость в православии на рельефные и скульптурные изображения в иконе. Но если мы обратиться к истокам православия, а конкретнее к Византии, то обнаружим резную икону на кости и камне. Русское дораскольное православие также не гнушалось и использовало резную икону на дереве и камне. Хорошо известны и скульптурные изображения Георгия Победоносца, Николы Можайского, Параскевы Пятницы и т.д. Целый пласт резных распятий, где наверное наиболее известен новгородский Людогощенский крест 14 века. Царские врата во всех храмах были в основном резными и с резными иконами на них. Резная икона жила и развивалась, что неудивительно и естественно для столь мастеровитого русского народа со своими глубокими традициями в работе с деревом и региона столь богатого лесом.

Но если вернуться к истории и попытаться найти истоки рождения мифа о недопустимости резной иконы в православии, то мы обнаружим, что главным и первым борцом с деревянной церковной пластикой был Петра I. Именно его указ от 15 марта 1722 года положил начало искоренению резных изображений в храмах. Естественно, что это начинание было поддержано Синодом и уже вскоре последовал второй указ с разрешением о изъятии из церквей резной пластики. В 1832 году издается еще один указ Синода, но уже с полным запрещением использования в церкви. По всей видимости эти указы Синода, каким-то образом стали основой для заблуждений о резной иконе у некоторых и в староверской среде. Не знаю, действуют ли эти запреты у новообрядцев до сих пор или их отменили, но то что в староверской среде резная икона жила, изготавливалась и использовалась, прекрасным примером может служить огромное наследие резных изображений с Выга. Какое-то угасание резной иконы у староверов, как мне кажется связано с дефицитом мастеров и более долгой по времени технологией ее изготовления, по сравнению с писаной иконой. По этой же причине и не столь массова резная икона на камне, кости и даже финифть.

– Что на Ваш взгляд общего у иконописцев и резчиков икон и в чем различия между ними. К иконописцам во все времена предъявлялись особые требования, в первую очередь образу жизни, к исполнению церковных правил. Как эти требования относятся к мастерам резной иконы?

– Конечно, каких-то прямых соборных постановлений или книжных указаний отдельно по мастерам резной иконы лично я не встречал. Но не думаю, что они чем-то могут радикально отличаться от требований к иконописцам. Требования к образу жизни, соблюдение постов, точные указания по написанию, изображению и технологии изготовления иконы и т.д, все это существовало, существует и известно. Все эти правила и требования для мастеров писаной иконы, конечно можно перенести и на резчиков икон.

– Как известно в отношении писанных икон есть определение Стоглавого собора: «Писать как Андрей Рублев». Какие требования предъявляются к резной иконе?

– Но в резной иконе присутствует очень важный момент, которого нет в писаной, это ее объемность. Игра и акцент рельефом изображения, его глубина или резкость, нюансы передачи деталей изображения и многое другое. Пока все это никак не регламентировано никакими указаниями, «иконорезными подлинниками» или соборными положениями, в принципе находится в области свободного творчества и личного понимания изготовителя иконы. Не думаю, что это правильно, не требует оценки и установки правил. Конечно, пока резная икона явление не столь массовое, как писаная, эта проблема может показаться надуманой или преждевременной. Но в тоже время нарастающая популярность резной иконы в новообрядческой церкви уже привела к появлению мастерских специализирующихся на их изготовлении. Кто может гарантировать, что такое не возможно в староверии и отсюда уже вытекает вопрос, в каком виде это будет.

– Вы изготавливаете много различных резных образов, часть которых дарите на различные юбилеи храмов. Какой спрос на резную икону сегодня? И каковы Ваши дальнейшие творческие планы, над чем работаете сегодня? 

– Да, действительно ряд образов я дарил на юбилеи наших храмов. О спросе на резную икону мне трудно, что либо сказать, так как это не является моим основным занятием с деревом или источником существования. Какой либо статистики или учета в этом вопросе не делал, но периодически заказы бывают. Целый ряд икон делал по просьбе Причудского гостевого дома и постоянной выставки-продажи традиционных ремесел староверов.

– Каким Вы видите будущее резной иконы?

– Сложный вопрос. Думаю, будет, еще более элитарным и с еще более высокими требованиями, подтверждающими её полностью ручное изготовление. Уже сейчас некоторые заказчики просят у меня фотографии промежуточных этапов изготовления иконы. Хотят полной уверенности в ее ручной работе. Рынок наполнен массовой резной иконой, изготовленной на станках CNC, которая тоже воспринимается. Любой профессионал видит разницу между ручной и машинной иконой, но основная масса в этом вопросе несведуща.

– Расскажите как появился интерес к резьбе по дереву?

– Более 15 лет в своей жизни я работал гравером и в основном по стали на изготовлении штампов, форм и ювелирных матриц. В граверном деле это своего рода «высший пилотаж», в отличие от гравировки по цветным и драгоценным металлам. В какой-то период, уже имея 6 разряд гравера и дойдя до той черты, когда работа любой сложности становится заурядной, решил для себя найти какие-то другие формы, методы и материалы для самореализации и роста. К дереву пришел не сразу, в промежутке было увлечение ювелирным делом, литьем и даже резьбой по кости. Но все эти увлечения, как-то быстро проходили по разным причинам. В чем-то это было из-за ограничений связанные с возможностями материала, в чем-то еще большая рутинность технологии. Дерево же, как возможный материал для творчества, долгое время не рассматривал. Возможно, это было связано с тем, что основное увлечение им было в подростковый период на уровне вырезания ножом всяких поделок и точением на токарном станке каких-то безделушек. Подростковое непонимание возможностей этого материала, его разнообразие по свойствам и качествам, видимо передалось на более зрелый возраст и долгое время не позволяло серьезно обратиться к нему. Но тем не менее в итоге все поиски «своего» материала окончились деревом и работой с ним уже на протяжении двадцати лет. Пока еще сказать, что достиг какого-то рубежа, вершины или освоил все тонкости, никак не могу.

– Каковы дальнейшие творческие планы? 

– Возможно, когда-то появится продолжение сказки о Ряпуше. Очень многие дети и родители просили продолжения этой истории. В планах есть перейти от рисованного лубка к печатному с полной его аутентичностью в изготовлении. Резная печатная форма и ручной печатный станок.

– Благодарю за интересные, познавательные ответы и желаю дальнейших творческих успехов.


Беседовал П. Алексеев. Рига – Тарту — Рига
Материал проиллюстрирован фотографиями Петра Алексеева, Павла Варунина и Иоакима Клементи (Joakim Klementi)
Источник: starover-pomorec.eu